Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



Пристанище для бродячих циркачей и потерявших всякую верю священников, добро пожаловать.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:50 

Хоть горло раздирай криками о том, как страшно. Ночами не уснуть, в квартире одной страшно, каждый звук - сосредоточие ужаса, даже объятия спящей девушки, чьи губы полуоткрытые касаются твоего холодного лба, не могут успокоить. Я будила её посреди ночи, зная, что ей рано вставать на работу, будила и прижималась трясущимся телом. На мне лежит огромный камень, прижимает меня к постели как мёртвую, обездвиживает, заставляет бояться и трогать себя за лицо, чтобы убедиться, что оно всё ещё моё, не старушечье, не опухшее чужое лицо. Помогите мне.

14:37 

Всем сумасшедшим.

Наверное, каждому, кто живёт в этом чёртовом Мурманске, хочется как можно скорее покинуть пределы города. Каждый день - клон предыдущего. Все эти остановки знаю наизусть, как любимые стихи Маяковского, каждый закоулок - дежа-вю того, который ты прошёл буквально пару минут назад. Пинаешь носком ботинка фантики, пустые пачки из-под сигарет, которые обронили нарочно люди, которых ты видишь на каждом углу. И скука и тоска настолько тебя окутывают, что ты специально ходишь под крышами домов, что предостерегают об осторожности, ждёшь, когда огромные сосульки тебе голову расшибут, проломят. Под машины бросаешься и вслед им выкрикиваешь ругательства. Ведёшь себя как сумасшедший.

21:48 

По рукам сама себя бью, лишь к телефону не тянулись и не набирали твой номер телефона, который пальцами наизусть знаю.

20:18 

И как же мне бороться с этим временем, не поддаваться своим искушениям, чтобы преодолеть все тяготы непривычного мне одиночества и чтобы все раны успели затянуться?

19:34 

Тихим, грустным, скользким
Голосом рассказываешь о кольском
Полуострове холодном и далёком,
Где поили тебя морошковым соком,
Киты и касатки ломали горизонты
И страшно представить только,
Сколько мата выкрикивали чайки,
Меняя направления своей стайки.
Руки плетями вдоль тела опускала,
О своём печальном молчала,
Пока я чай заваривала мятный
Ароматный и самый приятный.

03:16 

Иногда мне кажется, что это только во сне со мной было: все эти ночи в постели с ней проведённые. И что кровь в жилах так стыла, под взглядами её томными, когда на меня смотрела на встречу ей тянущуюся. Не могли её руки до криков доводить меня истошных, заставлять сердце вырываться из клетки грудной, Не могло со мной произойти такого. А сейчас у меня руки испачканы краской, волосы туго затянуты в узел, и, снимая одежду испачканную акварелью и маслом, я знаю, что никто не коснётся меня так, как она это делала прежде. Чашку с чаем мятным обвиваю руками холодными и думаю о том, что это не повторится, не попрошу я этого и не буду молиться.

04:17 

Обвивала шею тонкую своими руками мокрыми от крови и слёз солёных на вкус, клала мне голову на плечи и песни пела грустные. А песни голосом твоим хриплым камнями оседали на плечах подрагивающих. Ты у меня сегодня совсем поникшая, чужая мыслями, родная биением сердца самого хрупкого. И отпустить надо, и нельзя оставлять одну замёрзшую. Глазами обнимаю, а руками боюсь.

@темы: думы тяжкие, Записки мудака

03:41 

Те, кто со мной рядом, послушайте меня, пожалуйста, не перебивайте. Вы можете закурить, кусать ногти, пить чай, делайте всё то, что хочется, только слушайте меня сейчас. Я знаю, что когда-нибудь каждому из вас я сделаю больно. И я это сделаю не со зла, потому что я правда вам желаю только самого лучшего, я сделаю это только потому что я должна бежать. Слишком часто я останавливалась и заводила вас в такие степи, вам волей-неволей приходилось бежать за мной, а иногда и мне за вами. И как бы мне ни хотелось быть ближе к вам, быть для вас самой лучшей, мне не душе те места, в которые торопитесь вы. Поэтому простите за то, что я сделала и сделаю. Кто-то строил клетку из таких прутьев, какие сломить мне было не под силу, кто-то обустраивал для меня самую мягкую и удобную, но всё-таки клетку. Бросьте это, я всё равно сбегу, когда забудете закрыть на ночь дверцу.

Вы самые чудесные, берегите себя.

@темы: думы тяжкие

02:58 

После долгого сна.

Для начала мне бы хотелось сказать пару слов о том, что этот отвратительный рассказ-повествование не завершён и не достиг аттестата зрелости. Голова - омут, мысли - черти. Прошу вас, когда я всё же смогу закончить его донца, прочтите его полностью. Если, конечно, кто-то меня вообще читает.

Тупик с видом на виселицу.

Не поминай имя Господа всуе, но, Господи, что же я здесь делаю? Отвратительный грязно-жёлтый цвет обоев, которыми были обклеены стены кабинета заведующего «Медицинского лагеря для людей с психологическими проблемами и тяжёлой степенью болезни», который каждый заключённый сюда, да и сами надзиратели, называли «Лагерем смертников», вызывали рвотную реакцию, а спёртый запах пота и давно не проветриваемого помещения мог запросто открыть астматические приступы даже у людей, которые до посещения этого кабинета никогда подобным не страдали. Посредине душного кабинета стоял громоздкий стол, заваленный кипами бумаг и пожелтевших папок, подписанных разными номерами, по всей видимости это были карточки поступивших в это заведение людей. Напротив меня в широком кресле сидел сам заведующий, представлявший собой огромную жирную старую свинью: мешки под глазами зеленоватого цвета, на толстой шее вздулись вены, маленькие, глубоко посаженные глазки смотрят на тебя в упор, на руке дорогие часы с широким кожаным ремешком, лысина неудачно зачёсана седыми жиденькими волосами, а лысеющие островки покрылись испариной. Вид заведующего отлично гармонировал с общей тошнотворной обстановкой помещения. Гадко тикали настенные часы, а надзиратель, маячивший за моей спиной постоянно кашлял в кулак и переминался с ноги на ногу.
- Ваше самочувствие улучшилось, дорогая? - опять эти свинячьи глазки уставились на меня в ожидании ответа. Я положительно мотнула головой. - Значит, отравление медицинскими препаратами, так? Вы отдаёте себе отчёт в том, что это был не самый действенный способ, чтобы покончить с жизнью, учитывая, что вы в квартире живёте не одна? Ваша соседка сказала, что нашла вас в вашей комнате в полуживом состоянии, а на полу около кровати лежали пустые баночки и упаковки от таблеток, а количество употреблённых вами препаратов превысило 50 таблеток. И насколько нам известно, это ваша не первая попытка суицида. Примерно два года назад вы были задержаны на открытой автостраде, где кидались под каждую едущую машину, вследствие чего вы стали причиной множества автомобильных катастроф. Что же вас побуждает на подобные действия?
- Не думайте, что это беспричинно. - после долгого молчания отвечаю я.
Заведующий смерил меня очередной чередой пронзительных взглядов своих маленьких глазок. Затем вздохнул, открыл папку, на которой значились мои имя, фамилия, дата рождения и номер и стал переворачивать сероватые листки, испещрённые неразборчивыми почерками разных докторов, со вклеенными фотографиями. Мне не удалось разобрать ни одной фотографии, но я заранее уже знала, что ничего хорошего на них не запечатлено.
- Ну что ж. Я думаю, вам стоит ещё какое-то время провести в нашем лагере. Наши отличные сотрудники и квалифицированные доктора помогут вам решить те проблемы, которые накопились у вас за вашу недолгую жизнь. Здесь же вы познакомитесь с людьми, которые скоро идут на выписку, думаю, они вам много расскажут о том, что случилось в их жизни и что они чувствуют теперь. Сегодня же мы переведёт вас из лечебной палаты и проведём в комнату, в которой вы будете находиться во время своего присутствия здесь до вашего полного выздоровления. Помимо вас в комнате уже проживают две женщины. Кровать, тумбочка и шкаф уже приготовлены, ваши вещи привезла соседка, вы их получите в камере хранения. Через два часа у вас процедуры: возьмут кровь на анализы, поставят капельницу. А в пять часов у вас намечена индивидуальная встреча с нашим психологом, что поможет вам разобраться с самой собой. А теперь идите, скоро будет уже обед, надзиратель отведёт вас в вашу новую комнату и всё покажет.
Свин кивнул мужчине-надзирателю, чтобы он проводил меня до моей комнаты и мгновенно переключился на открытую перед ним карточку и стал что-то активно записывать. Я встала со стула и последовала за надзирателем, тот не переставая кашлять, открыл мне дверь и пропустил вперёд. Сначала меня провели в камеру хранения, где пожилая женщина приняла у меня талончик, который мне отдал надзиратель, расписалась в её тетради, что получила все свои вещи, а широкоплечий и накаченный мужчина в обтягивающей чёрной футболке вынес все сумки и пакеты из ячейки. Самые тяжёлые сумки взял надзиратель, а я, нагрузив себя оставшимися пакетами, последовала за ним.
Комната же мне представлялась куда хуже, чем она оказалась на самом деле. Вполне сносная просторная комната, стены которой были окрашены в приятный, по сравнению с обоями в кабинете заведующего, кремовый цвет, на окнах занавески из плотной ткани грязно-розового цвета, три одноместные кровати, расположенные по углам комнаты, около каждой по тумбочке с ночником и по небольшому узкому шкафу. В другом углу, напротив пустующей кровати расположился большой письменный стол, на котором уже лежали какие-то книги, пакеты с соком, две чашки и парочка шоколадных батончиков. На одной кровати лежала женщина, лицом повернувшись к стене, так что лица я её не видела, кажется, она спала, либо только делала вид, что спала. На удачу молчаливый надзиратель показал мне туалеты, умывальные комнаты, душевую и столовую, выдал два полотенца, зубную щётку, тюбик зубной пасты, спросил, есть ли у меня остальные принадлежности личной гигиены и, услышав мой утвердительный ответ, удалился.
Жить среди зомби, законченных алкоголиков и наркоманов, нездорово активных и приговорённых к смертной казни маньяков и убийц оказалось для меня сущим кошмаром, какие мне и не снились даже в самых страшных снах. А ночные кошмары сменились тёплыми снами о домашнем уюте, банальных походах по магазинам и неспешных прогулках по городу, выход в который мне закрыт навсегда, хотя врачи утверждают, что моё лечение не затянется на три года, и что выпустят на волю меня скорее, если я буду оказывать им содействие в лечении. Это вселяет в меня маленькую надежду на то, что я выберусь отсюда, пересеку границу между окружённым высоким массивным забором территорию клиники и лесом с широкой дорогой, простиравшимся за этой клеткой. Я часто стою у широкого окна комнаты отдыха с чашкой кофе, от которого меня чертовски клонит в сон, ввиду чего я сделала вывод, что скорее всего работники столовой, что ежечасно стоят на раздаче напитков для пациентов, несомненно что-то подсыпают в этот кофе. Позади меня неизменно четверо мужчин и один молодой парень рубятся в карточные игры, громко подшучивая друг над другом и задирая саркастическими фразами; женщина, лет пятидесяти, постоянно вяжет у телевизора, взгляда от которого даже не отрывает, не опускает глаза на то полотно, что она вяжет, никогда не пересчитывает петли, и утверждает, что вяжет свитер для любимого и единственного сыночка, который скоро её отсюда заберёт. Однако сие изделие, даже отдалённо не напоминает свитер или хотя бы плечевое изделие. Также сомневаюсь, что у неё вообще есть сын; также здесь есть индивидуум лет шестидесяти с лишним — лысый старичок, бодрый духом и телом, который едва ли не с утра до ночи танцует различные танцы, от вальса до рок-н-ролла, от чечётки до сальсы, и всегда под какой-то свой мотивчик, который он напевает себе под нос, каждый раз импровизируя и выдавая что-нибудь новенькое. Какое-то время я даже удивлялась его активности и хорошим танцевальным навыкам, как чётко он выводит каждое движение, каждое своё па. Но судя по всему, бедняга старичок совсем поехал на своих танцах. Как-то раз, сидя в этой же самой комнате отдыха и так же наблюдая за престарелым танцором, одна женщина поведала мне историю про него и его непрекращающиеся дискотеки. Она говорила, что лет 30 назад он начал свой бизнес вместе со своей любимой женой — они открыли школу танцев, которая стала невероятно популярна в их городе. Оба были прекрасными танцорами, их любовный дуэт завоевал множество первых мест на различных конкурсах и фестивалях. Но спустя 24 года успешного бизнеса и прелестей совместной жизни, жена мистера Танцующего, умирает из-за недоброкачественной опухоли груди. Смерть была довольно мучительной и её муж-танцор видел, как его жена умирала на глазах, буквально таяла, как мороженое на солнце, засыхала, словно цветок, запертый в тёмной комнате. После её смерти, он закрыл школу танцев, тем самым вызвав большое удивление и горечь среди его учеников. С тех самых пор он танцует каждый день, весь день, посвящая свои умения погибшей жене, с которой он разделил самые чудесные годы в его жизни. К слову, таких странных людей, которых ну никак не назовёшь нормальными, здесь несметное количество, отчего я всё больше задаюсь вопросом «что же я здесь, чёрт возьми, делаю?».
Моими соседками по комнате оказались две абсолютно противоположные по характеру женщины. Уже по прошествии трёх дней, я поняла, что эта антогоничная парочка с радостью избавилась друг от друга, если бы представилась такая возможность. Одна из них — женщина среднего возраста, молчаливая, спокойная, настолько сдержанная в своих эмоциях, что я было подумала, что она запрограммированный на определённые фразы и действия робот. От неё за всё это время я слышала лишь: «Ты новенькая?», «Пустой шкаф — последний. Он твой» и «Грёбанные ублюдки! Чтоб вам пусто было! Вы здесь также навсегда, как и все мы». Последнюю фразу она адресовывала санитарам, надзирателям и врачам. Хотя, помнится, она произнесла одну фразу, после которой мне, словно одинокому псу, хотелось выть на луну и со всей прыти, что есть сил, копать голыми руками тоннель на ту сторону ворот. «Если каждая свинья, работающая в этом заведении, твердит тебе, что ты идёшь на выписку и лечение даёт свои плоды, если эти белые призраки утверждают, что скоро ты отправишься домой — не верь тварям. Если отсюда и выберешься, то либо на катафалке, либо в трупном мешке. Не строй себе пустых иллюзий. Хотя и мечтать тебе никто не запретит.»

@темы: Записки мудака, Сновидения

00:52 

Знаете, мои несуществующие слушатели, мне вам даже нечего сказать. Но кое-кому хочется заставить меня молчать, потому что он боится быть изгнанником, предоставляя роль Парии мне. И теперь страх, озабоченность, бредовые мысли и тревога - мои верные спутники, и вряд ли новые таблетки помогут мне избавиться от них.

@темы: думы тяжкие

05:03 

Крутится-вертится.

Ни за что не догадаетесь, чего бы я хотела сейчас большего всего на свете. Но если вам интересно, то могу вам поведать об этом странном желании.
Да я уже почти как наяву вижу эту картину: как я медленно подхожу к железным кованным воротам, створки которых перетянуты металлическими толстыми цепями с массивным и тяжёлым замком, эту махину мне бы точно не поднять своими рахитичными ручками. За этими вратами находится совсем иной город: разноцветные огни мелькают перед глазами, словно бешеные, на каждом углу ружья, зарядив патронами которые, ты можешь безнаказанно стрелять русалок, задиристо вихляющих хвостами перед глазами, либо отстреливать петухов, а в вознаграждение можешь получить заслуженного плюшевого медведя или парочку талонов на бесплатный гамбургер или мороженое в соседней лавочке. Сахарная вата здесь высится над головами радостных детей, словно пышные зачёсанные волосы их мамаш. Кони скачут галопом по одному и тому же кругу бесконечности, никогда не стареющие, но и не молодеющие, застрявшие в этом круге. Огромное конструктивное колесо, состоящее из нескольких миллионов металлических прутьев, большое кольцо посередине в обрамлении расположенных на одном радиусе кабинок смотрит ровно на тебя. Оно всё видит и следит за порядком в этом маленьком городке. Мумии здесь ходят по одной земле вместе с доисторическими рептилиями и мушкетёрами, феи порхают над стаканами со сладким эликсиром, втягивая крохотными носиками его цветочно-фруктовый аромат, а мудрые дубы тяжело вздыхают, шелестя деревьями и переминаясь с одной ветки корня на другую.
Я зажимаю между зубами сигарету, вынутую из мятой, наполовину пустой пачки и, несколько раз щёлкнув зажигалкой, закуриваю. Выпускаю первую струйку дыма, который сразу теряется в ночном небе и хватается за ветки высоких сутулых деревьев. Простояв пару минут неподвижно перед закрытыми воротами парка аттракционов, замечаю по ту сторону кованных ворот ночного сторожа, который как раз направлялся ко мне, светя фонариком мне в лицо. Я невольно выкидываю руку вперёд, закрывая глаза от яркого света.
- А, это ты, - пробурчал сторож явно разочарованный тем, что поймал меня, а не какого-нибудь злоумышленника, - пролезай между решёток, как раз для таких худощавых, как ты, ещё и место останется между прутьями. - Он усмехнулся и на суровом лице пышные усы вдруг поднялись вверх, превратив его в добродушного старичка.
Я боком пробралась между двумя железными прутьями, благо, они и правда были для меня в самый раз. Расправив платье, представлявшее собой цветочную поляну на кремовом фоне, я осмотрелась: всё так же, как и днём только не было одного: людей. Ни крикливых и избалованных детей с лицами, измазанными шоколадом или сахарной ватой, ни их мамаш, пытающихся успокоить своих капризных чад, ни влюблённых парочек, на которых приторно-сладко смотреть, ни толп мальчишек-подростков, которые всё пытаются потрогать их юных подружек за груди, да просунуть руку им между только начавшим округляться бёдер. Стоя перед этим великолепием, я ощутила себя императрицей всего этого замка аттракционов, лавочек, маленьких тиров, всех доисторических животных, рыцарей, мушкетёров и волшебного народца, что обитали здесь и только здесь. И сейчас это всё моё. Мои большие игрушки, мои белогривые лошади, моё колесо обозрения, мои горки, от которых сердце падает в область живота, а потом резко подскакивает к горлу.
- На чём хочешь прокатиться на этот раз, принцесса? - Спрашивает усач с доброй ухмылкой и потряхивая перед моими глазами связкой ключей. Звон ключей колокольчиками отдавался у меня в ушах. С затаённым дыханием я произношу одними губами:
- На конях в вечность, - и улыбаюсь старику. Тот ответил мне улыбкой и мотнул головой в сторону карусели, стоявшей неподвижно.
- Экипаж ждёт вас, принцесса.
Пока сторож возится с ключами и двигателем, я взбираюсь на круглую сцену и нежно провожу по гривам лошадей, хоть те на ощупь никак не напоминали настоящую лошадиную гриву и кожу, но я настолько перенеслась в своей воображаемый мирок, что ладонями чувствовала их жёсткие волосы, крепкие шеи и мускулистые спины. Я сажусь на одну из них с маленькой золотистой звёздочкой на лбу, обнимаю её за шею обеими руками, а щекой прижимаюсь к гриве. Заиграла негромкая спокойная мелодия, напоминающая колыбельную, и медленно, с нарастающей скоростью, карусель пошла по своему вечному кругу. Тёплый ветер трепал волосы и гонял волны по цветочной поляне моего платья. Я улыбнулась, подняла голову от гривы лошади, засмеялась, как ребёнок, и помахала рукой ночному сторожу парка аттракционов, тот помахал мне в ответ, и его усы вновь подпрыгнули вверх. С небывалой прытью, которой я даже не ожидала от старика, он вскакивает на крутящуюся сцену и залез на лошадь, что скакала впереди меня с золотистым полумесяцем во лбу. И звёзды кружились вместе с нами, дубы аккуратно приплясывали на месте, то приподнимая, то опуская свои ветви, рыцари звякали железными латами и постукивали копьями об асфальт, а малышки-феи забирались на спинки голубей и, ударяя по их бокам крохотными ножками, взлетали на птицах, словно голуби и впрямь всегда были транспортным средством фей.

04:53 

Только что проблевалась от её слов, насквозь пропитанных ложью и издёвками. Воротило так, что едва ли наизнанку не вывернуло. До сих пор отплёвываюсь, как от яда.

@темы: Записки мудака

07:10 

Бесполезный психологический сеанс.

Проведём маленький урок самоанализа на основе слов людей, которые пытались меня охарактеризовать:
1. Самовлюблённая.
Ну хорошо, если я сама себя любить не буду, тогда и никто не будет.
2. Эгоистичная.
Каждый человек в первую очередь делает так, как было бы хорошо и удобно ему. По-крайней мере, я так думаю.
3. Злопамятная.
Ну...память у меня действительно неплохая. Это даже повод для гордости.
4. Намеренно плохо обращаюсь с дорогими мне людьми.
Даже родные могут довести до белого каления, сами же знаете.
5. Притворяюсь ненормальной.
Хоть кого-то я этим развлекаю, да и не кажусь такой скучной.
6. Играю все эмоции и чувства.
А вы разве не любите кино? Иногда так забавно представлять себя актрисой.
7. Лицемерная.
Ещё скажите, что вы этим никогда не грешили.
8. Бессердечная.
А быть может я просто играю опять свою роль?

Кто-нибудь хочет что-нибудь добавить, мои самые хорошие?

@темы: От кого-то обо мне, Записки мудака, думы тяжкие

20:46 

Ведь так бывает, что найдя что-то, что ты писал или рисовал очень давно, поражаешься, что это было написано твоей рукой. Вчера, в шесть часов утра я нашла стихотворение, которое было написано мною в восьмом классе. Честно, я удивлена.

Бомба взорвётся,
Оставляя вспышки огня.
Никто не улыбнётся,
Бомба - это я.

Мы превысили дозу,
Принимая любви суррогат.
Не замечали угрозу,
Фальшь - это медленный яд.

Бьётся пластмассовый орган,
И без сердца живёт человек.
Но не увидишь ты ещё долго,
Взгляда из-под закрытых век.

@темы: Записки мудака

03:25 

Вторник, 13 ноября/Среда, 14 ноября 2012
22:54/01:04
Некролог.

Ещё пребывая в младшем школьном возрасте психологи, к услугам которых прибегала озабоченная моим «неустойчивым психическим состоянием» мать, все в один голос утверждали, что её опасения возникли отнюдь не на пустом месте, подтверждая диагноз, о котором она читала в книгах по общей психологии и который так часто вбивала в поисковике интернет-браузера. Синдром Котара. Думаю, это стоит пояснить; синдром Котара — психическое расстройство, разновидность аутизма, при котором больному кажется, что он уже умер, что сердце его давно уже не бьётся, а органы и подавно перестали работать. Хотя, лично я уверен, что скорее моя мать больная каким-то психическим расстройством, например, повышенной активностью или неврозами. Ей словно места нигде нет, мечется по всей квартире, что-то постоянно убирает, вытирает, готовит, перебегает из магазина в магазин, волоча за собой огромные пакеты с продуктами, нагружает машину этими пакетами и на всех парах мчится на занятия йогой, оттуда сразу же в кафе, где ждёт её подруга, чтобы поделиться свежими сплетнями, час-полтора спустя она галопом несётся домой, чтобы приготовить своей любимой семье ужин и снова: убирает, вытирает, подметает и так до бесконечности. Одна неприметная пылинка наводит на неё суеверный ужас: морщина на лбу становится глубже, прорезая лоб словно на две половины, скулы вдруг становятся отчётливее, губы поджимаются, словом, все лицевые мышцы приходят в напряжение; какое-то время она сверлит взглядом эту пылинку, а затем, едва ли не скрипя зубами, смахивает салфеткой себе на ладонь, крепко сжимает кулак, словно поймала бабочку, и выбрасывает невидимку в мусорное ведро. И только тогда, когда сие действие завершено, она оглядывает свои владения, проверяет глазом-сканером квартиру и, убедившись, что на сей раз всё чисто, она может позволить своим мышцам расслабиться, а себе разрешает заняться своими делами.
В отличии от матери, отец считает, что со мной всё в порядке и что услуги психологов — пустая трата денег, лишние расходы на несуществующие проблемы. Он убеждён, что я самый большой лентяй на планете, поэтому практически каждый день во время нашего семейного ужина я выслушиваю тирады о том, что он ждёт-не дождётся, когда меня призовут в армию, чтобы там мне выбили всю дурь из башки и сделали настоящим мужчиной. «Это здесь с тобой мать сюсюкается, как с грудным младенцем, бегает за тобой и сопли подтирает, слёзы льёт, какой ты необычный мальчик, мол, подход к тебе нужен какой-то особенный. А ты и готов всю жизнь играть эту роль тупого молокососа, изображая из себя психически больного! Ты вот мне скажи, ты хоть чем-нибудь увлекаешься? Есть хотя бы какое-нибудь занятие, которое пришлось бы тебе по душе, кроме как валяться на кровати, плюя в потолок?» - отец тычет вилкой в отбивную и бросает гневные взгляды то на меня, то на мать, та в свою очередь, как первоклассница подскакивает на своём месте и лопочет что, у нас всё-таки семейный ужин, который должен нас объединять, а не ссорить. Однако встретившись с очередным отцовским взглядом быстро замолкала и, уставившись в свою тарелку, продолжала трапезу. Обычно после этого ты заканчиваем ужин в молчании под тяжёлой тучей недопонимания и злобы. Не самая чудесная атмосфера, еда прямо просится вывалиться наружу, так и не добравшись до кишечника.
Только что закончился один из таких же традиционно семейных ужинов, после которых хочется поскорее закрыться в своей комнате и повесить на дверь огромный медный замок, чтобы не дай бог кто-нибудь зашёл в комнату. Дёргаю компьютерную мышь и на снова осветившемся мониторе сворачиваю браузер, создаю новый текстовый документ. И вот на открывшемся окне белый лист. Я смотрю на этот белый лист и мне так и хочется его замарать, он настолько белый и пустой, что меня это начинает раздражать. Не знаю, что на меня находит, но иногда у меня иногда просыпается жгучая ненависть ко всему светлому, простому, прекрасному и невинному. Белые лилии приобретают отвратительный запах, ванильный зефир кажется горьким, хуже репы, а светловолосые наивные и нежные девушки словно так и просят, чтобы с ними грубо обращались. Вернёмся к белому листу текстового редактора. Сегодня, я напишу сам себе о себе же. Я начинаю писать крупным жирным шрифтом ровно посередине: «Некролог».
« (Моё имя), годы жизни: 13 мая 1994 года — 24 ноября 2012года.
Он даже ещё не успел родиться, как тут же состарился и умер, хотя никто этого не заметил, оставив существовать живым мертвецом. Всю жизнь его тягали в разные стороны, мать порхала вокруг него, словно бабочка,отец же, напротив, твердил, что только физический труд важен, одноклассники/одногруппники тыкали пальцем и округляли глаза в ужасе, встречаясь с его пустым взглядом. Никому не будет приятно смотреть на полуживой кусок мяса. Он приносил людям только тоску, озабоченность, либо пугал. За одной партой с этим человеком даже находиться было трудно, зловонный трупный запах вряд ли он кому-нибудь придётся по душе. Он мог бы хорошо учиться или великолепно играть на фортепиано, отличиться в бейсболе или просто быть душой компании, курить травку и быть испорченным мальчиком, который бы мог трогать грудь девушек и те бы не оказывали никакого сопротивления, пропуская даже его руку между их упругих бёдер, мог бы напиваться вдрызг, драться, не появляться дома сутки, а потом огребать от злых и обеспокоенных родителей, бить стёкла, разжигать костры, стать выдающимся художником, но вместо всех этих возможностей, он провёл отведённое ему время на смерть, которая длилась 18 лет. Пусть земля ему будет пухом, обретёт его заблудшая душа спокойствие да Божью благодать.»
И даже если тело моё сожгут, мне всё равно терпеть мучения.

@темы: Записки мудака

16:51 

Кажется, я совсем заблудилась в собственной тьме, куда ни шагни - очередная яма для самой себя, могильное поле, по которому нужно порхать балериной, лавируя между вырытыми ямами, чтобы остаться живой и покинуть это кладбище тебя. Кто-то по ночам зовёт меня по имени, я знаю кто, но я к ней больше лицом не повернусь, не откликнусь, не отзовусь.

@темы: Записки мудака, думы тяжкие

16:26 

Стало темно, так резко и неожиданно, словно оборвали электрические провода и свет мгновенно погас во всей округе. В это же время, как я перестала что-либо видеть, меня кто-то схватил за волосы и оттянул голову назад, рывком. От неожиданности у меня перехватило дыхание и вырвался вздох, который вполне можно было принять за вздох наслаждения, хотя волосы, натянувшиеся у кожи, создавали не самые приятные ощущения. Схватившись руками за лицо, я наткнулась на ладони, закрывавшие мне глаза: ярко очерченная косточка на запястье, эти выпирающие костяшки, как будто норовящие вылезти, длинные пальцы, короткие ногти. Не имея не малейшего представления, кто закрывает мне глаза, мне сразу захотелось отдаться этому человеку. Повинуясь этому странному чувству, становясь рабыней собственных желаний, я задираю и без того короткую юбку, обнажая кружево чулок и белизну кожи. Прижимаюсь бедрами к стоящему сзади, изгибаясь словно кошка по весне.

23:34 

Самой тёплой.

Главное, чтобы она это прочитала, а всё остальное неважно.
Совсем недавно, проходя мимо этой девушки, у меня подкашивались ноги, учащались дыхание и сердцебиение. Пол под ногами превращался в вату, и я судорожно хваталась за перила или облокачивалась о стены, чтобы не рухнуть вниз, набирая бешеную скорость. И вот уже всё вернулось на круги своя. Это как возвращение в родную обитель, где тебя всегда ждут и рады видеть, вот так я вернулась к ней. Две осени и первая зима, одеваемся потеплее, чай горячее, объятия крепче.

@темы: Записки мудака

12:16 

Никто не сможет меня осудить. И даже если найдётся тот, кто осмелится сказать мне в лицо, что поступки мои непростительны и отвратительны, то он не сможет переспорить меня, убеждая в грешности. У Господа Бога я вымаливать прощения не буду, мне всё простит мама.
Мы словно куда-то провалились. Вдвоём. Я помню только её руки, тонкими длинными пальцами бегающими по моим ногам и рукам. Белая кожа приобрела неестественную белизну, светилась в этой темноте. Волосы спадали мне на лицо и плечи, а я только прижималась к ней, жестокой самоубийце с печальными глазами.

17:47 

- Не чертыхайся!
- Не божись!
Мы смотрели друг на друга, как на ярых врагов, которые по воле судьбы остались единственными людьми на чёртовой планете, и им приходилось сосуществовать вместе. Я села на землю - дорожку, с камнями утоптанными спешащими и гуляющими обывателями, прислонилась спиной к деревянному ветхому забору и ловила кузнечиков, выпрыгивающих из травы и кустов. Невинные насекомые, с коленками вывернутыми назад, тревожно свистели и прятались обратно в растительное убежище. В это время она косилась на меня злым глазом и плела из маков и больших пышных ромашек венок, что чудесно смотрелся бы на её голове с этими прекрасными пшеничного цвета волосами. Почему-то мне вдруг безумно захотелось зарыться лицом в её волосы и просить прощения за все свои грехи и дряные поступки. Такие у неё были великолепные волосы, ангельские. Но вместо этого я, шмыгнув носом, сломала кривую лапку бедняге кузнечику, пытающемуся вырваться из моих цепких пальцев. Моя ангельская спутница вздрогнула и, бросив на худые бледные коленки недоплетённый венок, зарыдала.
- Нет... в тебе бога, чудовище... - выдавила она дрожащим голосом, заикаясь и хлюпая покрасневшим носом.
Я смотрю на неё, сквозь неё.

Совиные истории

главная