Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: думы тяжкие (список заголовков)
00:02 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:17 

Обвивала шею тонкую своими руками мокрыми от крови и слёз солёных на вкус, клала мне голову на плечи и песни пела грустные. А песни голосом твоим хриплым камнями оседали на плечах подрагивающих. Ты у меня сегодня совсем поникшая, чужая мыслями, родная биением сердца самого хрупкого. И отпустить надо, и нельзя оставлять одну замёрзшую. Глазами обнимаю, а руками боюсь.

@темы: думы тяжкие, Записки мудака

03:41 

Те, кто со мной рядом, послушайте меня, пожалуйста, не перебивайте. Вы можете закурить, кусать ногти, пить чай, делайте всё то, что хочется, только слушайте меня сейчас. Я знаю, что когда-нибудь каждому из вас я сделаю больно. И я это сделаю не со зла, потому что я правда вам желаю только самого лучшего, я сделаю это только потому что я должна бежать. Слишком часто я останавливалась и заводила вас в такие степи, вам волей-неволей приходилось бежать за мной, а иногда и мне за вами. И как бы мне ни хотелось быть ближе к вам, быть для вас самой лучшей, мне не душе те места, в которые торопитесь вы. Поэтому простите за то, что я сделала и сделаю. Кто-то строил клетку из таких прутьев, какие сломить мне было не под силу, кто-то обустраивал для меня самую мягкую и удобную, но всё-таки клетку. Бросьте это, я всё равно сбегу, когда забудете закрыть на ночь дверцу.

Вы самые чудесные, берегите себя.

@темы: думы тяжкие

00:52 

Знаете, мои несуществующие слушатели, мне вам даже нечего сказать. Но кое-кому хочется заставить меня молчать, потому что он боится быть изгнанником, предоставляя роль Парии мне. И теперь страх, озабоченность, бредовые мысли и тревога - мои верные спутники, и вряд ли новые таблетки помогут мне избавиться от них.

@темы: думы тяжкие

07:10 

Бесполезный психологический сеанс.

Проведём маленький урок самоанализа на основе слов людей, которые пытались меня охарактеризовать:
1. Самовлюблённая.
Ну хорошо, если я сама себя любить не буду, тогда и никто не будет.
2. Эгоистичная.
Каждый человек в первую очередь делает так, как было бы хорошо и удобно ему. По-крайней мере, я так думаю.
3. Злопамятная.
Ну...память у меня действительно неплохая. Это даже повод для гордости.
4. Намеренно плохо обращаюсь с дорогими мне людьми.
Даже родные могут довести до белого каления, сами же знаете.
5. Притворяюсь ненормальной.
Хоть кого-то я этим развлекаю, да и не кажусь такой скучной.
6. Играю все эмоции и чувства.
А вы разве не любите кино? Иногда так забавно представлять себя актрисой.
7. Лицемерная.
Ещё скажите, что вы этим никогда не грешили.
8. Бессердечная.
А быть может я просто играю опять свою роль?

Кто-нибудь хочет что-нибудь добавить, мои самые хорошие?

@темы: От кого-то обо мне, Записки мудака, думы тяжкие

16:51 

Кажется, я совсем заблудилась в собственной тьме, куда ни шагни - очередная яма для самой себя, могильное поле, по которому нужно порхать балериной, лавируя между вырытыми ямами, чтобы остаться живой и покинуть это кладбище тебя. Кто-то по ночам зовёт меня по имени, я знаю кто, но я к ней больше лицом не повернусь, не откликнусь, не отзовусь.

@темы: Записки мудака, думы тяжкие

22:51 

Минус на минус - не всегда плюс.

Ты, наверное, заметил, читатель, что я обычно пишу о девушках, которые каким-то образом повлияли на меня, мою жизнь, при это не указывая имён этих девушек. Но сегодня, я хочу писать ей, о ней, и указать её имя.
Аня, как только машина тронулась с места, я уже захлёбывалась рыданиями, которыми пыталась заполнить зияющую дыру пустоты от того, что ты уезжаешь далеко и надолго. 6:57. Ты просила не приходить провожать тебя, просила, чтобы я ложилась спать и ждала твоего звонка, когда ты сядешь в поезд. Прости, что так и не дождалась, что стояла под окнами квартиры, нервно куря и расхаживая взад-вперёд, словно пёс, привязанный толстой стальной цепью к твоему подъезду. Меня рвало на части от боли, когда я обнимала тебя и шептала на ухо: "Я люблю тебя, очень сильно тебя люблю".
Мне без тебя совсем дерьмово. Не хочу ни есть, ни спать, ни рисовать. Мне мало трёх недель с тобой, потому что хочется всегда. Надеюсь, что ты будешь улыбаться, когда прочитаешь эти строки.
Знаешь, я сегодня весь день твердила про себя, что хочу сказать тебе, написать. Повторяла как мантру, как священное писание, как ветхий завет. А сейчас сижу как дура, и пишу трясущимися руками лишь самую малую часть моего монолога.
Я скучаю по тебе, моя родная.

@темы: думы тяжкие, Записки мудака

05:29 

Почему-то именно сейчас я вдруг вспомнила, как зимой, в последний раз до самого лета, как мы увидимся, она плакала. Плакала так горько, что слёзы крупными каплями с глухим стуком падали мне на ладони горячим воском, а плечи её сотрясались, так, что земля едва ли не содрогалась от каждого её всхлипа.

@темы: Записки мудака, думы тяжкие

20:15 

Ей.

Мне тебя не хватает очень,
Дико, безумно, ночью.
С жадным трепетом и придыханием,
Я твоими глазами ранена.
Звёзды, кометы, ракеты,
Ищу, потерялась, где ты?
Диким зверем на запад к солнцу,
Мчишься как жаждущий к колодцу.
Мне не быть с тобой близко,
Страшно, мучительно,быстро.

@темы: Записки мудака, думы тяжкие

18:06 

Смерть ей к лицу.

Она как всегда сразу же обо всём забыла. Обо всём, что только что натворила, о том, как распускала руки, нанося удары всё сильнее, и вырывала мне волосы, ухватываясь за них своими сильными руками. Мы сидим на кровати и смотрим уже утренние передачи, глубокая ночь плавно перетекает в раннее утро. Она смеётся над мультиками, пихая меня в бок, чтобы я посмотрела на телевизор и посмеялась вместе с ней. Но то, что происходит на экране телевизора, что мигал яркими картинками и вспышками цветов словно калейдоскоп, совершенно меня не интересовал. Я смотрела на неё: она полулежа вальяжно развалилась на кровати, подложив под спину большую подушку, зелёные чуть раскосые глаза не мигая уставились в экран, на лице плясали цвета, отражающиеся от телевизора, одна половина лица - жёлтая, вторая - синяя, мгновение спустя на щеках мигают красно-фиолетовые огоньки. Лицо порой искажалось в гримасе отвращения, но в следующую минуту, широко распахнув рот она смеётся, заливаясь звонким смехом, глаза сужаются, а нос у переносицы плотоядно нахмуривается. Время от времени она закидывает в рот горсть солёного арахиса, что держала в ладони.
Почему-то даже сейчас, когда она вернулась к своему прежнему состоянию, когда очередная её вспышка ярости в ней уже угасла и попрощалась со мной до следующего раза, я всё равно боюсь её видеть рядом с собой, меня до сих пор трясёт, я обхватываю руками колени, прижатые к груди, ритмично раскачиваясь взад-вперёд, нервно сглатываю слюну, медленно моргаю горящими глазами. В комнате всё перевёрнуто вверх дном, можно было подумать, что комната подверглась нападению воров-домушников, которым нужны были исключительно деньги и драгоценности, поэтому на технику даже не обратили внимания. Стол завален пачками сигарет, окурками, стаканами в которых каких только жидкостей не находилось, пол устлан горами одежды, пустыми бутылками и подушками. Я вперилась глазами в пустую бутылку из-под ежевичного вина, на поверхности её матового чёрного стекла лежали отсветы от настольной лампы, что тускло мерцала в полутьме. Я встаю с кровати.
- Ты куда? - она отвела глаза от телевизора и посмотрела на меня пустыми неживыми глазами.
- Налью воды. Что-то в горле пересохло. - от рыданий, страха и сигаретного дыма голос стал хриплый и тихий.
Возвращаясь со стаканом воды, я смотрю на неё, застыв на пороге. Моё дыхание незаметно становится прерывистым и частым, какими-то рывками, словно механизм в моих лёгких дал сбой и углекислый газ вырывался из них резкими рывками. Пульс участился, я вижу как на руке, что держала стакан, сквозь прозрачную кожу набухают дорожки вен, зёленовато-голубые сосудики выступали на кистях, поднимаясь всё выше. Сжимаю стакан в руке чуть сильнее. Я подхожу к столику и ставлю на стеклянную поверхность стакан с водой. Далее поднимаю с пола одиноко стоящую бутыль из-под вина.
Она говорит:
- Если ты сейчас собралась убираться, то это можно сделать и попозже. Возвращайся на кровать.
Её повелительный тон вновь выводит меня из себя. Чувствую себя банкой с газированным напитком, которую встряхивают раз за разом, и пенящаяся жидкость уже готова метнуться из банки шипящим чудовищем как только её откроют. Я стою, как стояла, загораживая собой телевизор, упрямо смотрю на неё как на главного врага.
- Я сказала: с я д ь!
Одна рука ухватила бутылку за её донышко, вторая же скользящим движением легла на горлышко. Закрепив положение обеих рук на горлышке так, как бейсболисты держат биту для удара, я замахиваюсь бутылкой, проливая себе на правое плечо остатки вина, что прятались на дне, и со всей силы наношу удар ей по голове, из груди вырывается не то крик, не то рык, выражая весь гнев и злость. Она даже не успела издать ни одного звука, только глаза округлились в суеверном ужасе, но на миг мне даже почему-то показалось, что глаза снова сузились, а губы расплылись в усмешке, выражение лица которое я так часто наблюдаю на ней. Слышится сначала глухой стук, а миллисекунду спустя бутылка разбивается о её голову, разбрызгивая прозрачно-красные капли вина на её лицо. Осколки разлетаются по кровати чёрными драгоценными камнями. Она тут же откидывается без чувств на подложенную под спину подушку, рот чуть приоткрыт, на ресницах блестят капли, на щеке открывается неглубокая ранка от осколка, бисеринки крови словно нанизаны на тоненькую ниточку пореза. Самый большой осколок остаётся в моей руке, бутылочная розочка выпадает из моих рук.
Я долго не могла отвести взгляда от неё, такой беззащитной, слабой, надломленной. В другой бы момент я бы разрыдалась, рухнув на колени от увиденного, от того, что я сделала. Но только не сейчас. Улыбаясь самой себе, я стаскиваю её безвольное тело с кровати, и туго перевязав связкой галстуков, которыми недавно она связывала меня до синяков и отёков, ей запястья и лодыжки. Убедившись, что ткань хорошо натянута и крепко держит её конечности, я поволокла её тело на кухню, в которой горел свет, освещая весь бедлам, царивший на ней. Я опустилась рядом с ней на пол, закурила, подтянув к себе пепельницу, и заговорила:
- Ты, видимо, совсем не любишь цветы, раз губишь их, срезаешь и даже не думаешь ставить их в вазу с водой, вместо это ты их топчешь, отрываешь им лепестки один за другим, но знаешь что? Есть такие цветы, запах который вдыхая, начинаешь задыхаться от их ядовитой пыльцы. Не все цветы беззащитные и нежные создания.
Спустя некоторое время она начинает приходить в себя, в это время я мирно попивала чай. Она тяжело приоткрывает веки, смыкает губы, чтобы промочить пересохшее горло слюной. Какое-то время она только моргает глазами, пытаясь сфокусировать взгляд. Я выжидательно наблюдаю за её реакцией на то, что она не может встать с пола. Собравшись, она кое-как умудряется приподняться и принять сидячее положение. Она дергает руками, связанными сзади, я снова чувствую, как сгущается воздух вокруг, как он становится похожий на вязкий кисель, мне становится трудно дышать. Видимо, моя девочка сейчас вне себя от злости.
- Что, сильной себя почувствовала? Мало тебе сегодня было? Надо было драть тебя жёстче, чтобы с постели встать не могла, захлёбываясь своими рыданиями, сука! Думаешь, я не смогу вырваться из твоих жалких тисков? - она начинает заливаться смехом, тщетно пытаясь вырваться.
- А знаешь что? - продолжает она, вдруг успокоившись, - Знаешь что я хотела сделать с тобой как только ты переступила порог квартиры, как только ты поставила сумки на пол? Я хотела разорвать на тебе всю одежду, обнажив своему взору твоё белоснежное тело, повалить тебя на кровать и привязать по рукам и ногам, чтобы ты не могла вырваться, чтобы плакала, чтобы в глазах твоих резвился страх и благоговение передо мной. А знаешь что бы я сделала потом? Я бы втыкала в твоё тело иголки, сотни, тысячи иголок. Покрыла бы твое чудесное тело иглами, чтобы не осталось ни одного живого места. - она хищно оскалилась.
Меня всю начало трясти так, что чай в чашке, которую я держала в своих руках, переливался из края в край, словно цунами в миниатюрном море.
- Я тебя не люблю. - прошептала я, вставая со стула. - Я тебя совсем не люблю. Ты чудовище! Ты садистка! Я тебе не жертва!
Я толкнула её в грудь ногой, чтобы она вновь легла на холодный пол. Постоянно оглядываюсь на связанную пленницу, я достала из выдвижного кухонного шкафчика пару полиэтиленовых пакета, которые, как правило, используют для хранения продуктов.
- И что же ты со мной сделаешь? Задушишь меня этим жалким пакетиком? - усмехнулась она.
Ничего не ответив, я снова опускаюсь на колени перед ней и бережно кладу её голову мне на колени. Несколько минут я только и делаю, что глажу её по голове, словно своё дитя. Внезапно личина спокойствия во мне разрывается и, скривив гримасу отвращения и злости, я влепляю ей пощёчину, два. Она же вертится, извивается всем телом как червяк, пытаясь высвободиться из пут и и укусить меня. Мне приходится бороться с её сопротивлением и остатки силы тратить на то, чтобы натянуть ей пакет на голову. Я уже не помню, как мне удалось побороть её, но следующий кадр и я вижу, как она ртом вдыхает полиэтиленовую поверхность, шарик воздуха то образуется на том месте, где пакет прилипал к её рту, то наоборот уходил внутрь. Я вижу, как с силой сжимаю пакет около её горла, костяшки на руках побелели от усилия, а мышцы рук начинают ныть от непривычного им напряжения.
Она пытается выжить, каждый вдох отзывается жутким хрипом, похожий на звук пилы, когда она скользит взад-вперёд на деревянной поверхности. Глаза тускнеют, дыхание становится всё слабее, тело потихоньку перестаёт сопротивляться и ослабевает. Я понимаю, что только что удушила свою девушку, я только что стала убийцей. Хватка моя ослабевает и от страха я начинаю задыхаться сама.

- С тобой всё в порядке? Ты уже как полчаса смотришь в одну и ту же точку. - вместе с её голосом я вдруг слышу писклявые голоса героев мультика. Я моргаю несколько раз, чтобы наконец понять, что я нахожусь в той же комнате, где и была. Сижу на той же кровати, рядом с ней и мы всё так же смотрим мультики. Ранее утро, хотя за окном уже куда светлее и скоро будет рассвет.
- Да, всё нормально, просто задумалась.
Я встаю с постели.
- Ты куда?
- Налью воды. Что-то в горле пересохло. - от рыданий, страха и сигаретного дыма голос мой стал хриплый и тихий.

@темы: думы тяжкие, Записки мудака

03:00 

Гроза.

Мой безудержный интерес к чему-то устрашающему и заставляющему меня застыть в немом ужасе недавно пошёл на убыль. Странно, что в это день то происшествие быстро вылетело у меня из головы, как нечто совершенно неважное, однако на следующий день я не могла об этом забыть.
Я люблю главную площадь города в тёплые поздние вечера, люди не желают расходиться по домам, гуляют до ночи, ходят на шашлыки, в такие дни шанс познакомиться с кем-то увеличивается в разы. Девушка, с которой я должна была встретиться, позвонила мне и сказала, чтобы я подходила к стадиону. Солнце медленно остывало, улыбнувшись про себя, я направила свои стопы к стадиону, по дороге успела отмазаться от нескольких знакомств с представителями противоположного пола, что липли в тот день, словно мухи на разлитое варенье.
Но солнце словно стало темнее, а небо нахмурилось. В метрах 15 от меня стояли несколько машин скорой помощи, пожарная машина и пять полицейских машин, и все они окружали два легковых автомобиля, смятых, как алюминиевые банки из-под шипучих напитков. Люди в формах сновали туда-сюда по дороге, прохожие с застывшими глазами наблюдали за действиями рабочих, шушукались, а уходя, оборачивались с невыразимым испугом на лицах. У меня засосало под ложечкой. Замедляю шаг, иду медленно, оттягивая момент, когда моему взору представится пугающее зрелище. И зрелище и правда предстало ужасное: два автомобиля, разбитых всмятку друг о друга передними бамперами, от лобовых стёкол остались только зубастые осколки по рёбрам рам. Запах гари, металла и крови. Асфальт был весь мокрый от крови, местами она скапливалась в небольшие красные лужицы. Меня начинает мутить, я прохожу мимо, оборачиваюсь, стараюсь вдохнуть побольше свежего воздуха в лёгкие, чтобы запах крови перестал преследовать меня, но всё тщетно. Оборачиваюсь. Снова поворот головой назад.
Когда я встретила её, я уткнулась носом ей в плечо и всё твердила: "Это же не кровь, да? Это же что-то другое? Но ведь не кровь?". А она обнимала меня, совершенно не понимая, что меня так тревожит.

@темы: Записки мудака, думы тяжкие

17:06 

Из ежедневного.

Пункт 1.

Я безумно боюсь проходить мимо зданий офисов или каких-либо заведений, которые, как правило, к ночи пустеют и закрываются, оставляя здание в полной темноте. Ожидаю, что из темноты окон на меня может посмотреть кто-то жуткий и бесплотный, улыбнётся мне безобразной улыбкой или будет бесстрастно смотреть на меня.

@темы: Записки мудака, думы тяжкие

23:35 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:50 

Среда, 14 марта 2012
11:48

Бывает такое, когда тебе настолько страшно и ты невыносимо устал от всего происходящего, что вдруг нападает безразличие. И становится глубоко насрать, что вокруг тебя, что с тобой ещё будут делать, сколько ещё боли придётся перетерпеть. Просто смиренно ждёшь куда тебя поведут в следующую минуту, неважно уже сколько ещё немыслимых пролётов коридора придётся преодолеть. Сегодня это случилось и со мной.
Мне хотелось кричать изо всех сил, учитывая, что голос мой совсем меня не слушался и перестал подчиняться мне и моим голосовым связкам, когда врач взяла желтоватый листок бумаги и начала говорить о скорейшей госпитализации. Я, конечно, подозревала, что болезнь достигла того состояния, когда стоит обратиться к врачу и быть под его неустанным надзором. Нет, не подозревала, а боялась. Мне дали два часа на то, чтобы собрать все свои вещи до приезда скорой. Та не заставила себя ждать и совсем скоро показалась под окнами моей квартиры.
Пожалуй, стоит начать с того места, когда меня привезли в саму больницу, это было в начале десятого. Первым делом ударил в нос этот отвратительный запах стерильности и медицинских препаратов. От одного этого запаха у меня начала кружиться голова и желание сейчас же бросить всё и убежать куда подальше возросло троекратно. Больница оказалось огромной. Наверное, её построили по плану знаменитого лабиринта минотавра. Множество путаных коридоров-близнецов, которые похожи друг на друга, но при этом ведут в разные стороны и отделения. Помню, как судорожно я начала запоминать дорогу туда, чтобы вернуться назад при словах медсестры: «Запоминай дорогу, тебе придётся не ещё не раз здесь пройти и не заблудиться, пока тебя не уложат в палату.» Не удивительно, что мысли мои судорожно стали роиться в голове: что делать? Как до этого я шла сюда? Туда ли я повернула? В некоторых коридорах не горел свет. И пока меня гоняли по всей больнице как гончего пса, за окнами совсем стемнело, из-за чего коридоры были для меня зловещими туннелями, кишащими призраками, которые только и мечтают наброситься на меня и утащить за собой.

@темы: Записки мудака, думы тяжкие, ужасти с утра

16:20 

Читатель, ты, наверное, заметил, что раньше я много писала, каждые три-четыре дня появлялся новый пост: какие-то из них были большими многословными тескстами, некоторые же укладывали смысл в одну строчку. Как бы там ни было я писала, излагая всё, что на душе плёночкой нефти лежало. Знаешь, читатель, все эти посты я написала в ужасном настроении, когда мне хотелось пропасть, стать чем-то нематериальным, но кому-то нужным. Как ты думаешь, как я сейчас себя чувствую, если снова взялась за писанину в этом дневнике, в этом пристанище для бродячих циркачей и потерявших всякую веру священников?




- Ай, больно же! - Дэль морщится от боли и прикусывает губу. Мы можем видеть, как у него собираются молодые морщинки у глаз и морщится гладкий лоб.
Кай бережно прикладывает промоченный перекисью водорода кусочек ваты к разбитой губе Дэля, на вате остаются следы крови. Кай чувствует себя заботливой мамочкой, которая промывает боевые раны подравшемуся с одноклассниками сыну. Чувство это для него странно и необычно, доселе ему не приходилось испытывать его к кому-либо, да и не в его это стиле. Кажется, наш мужчина становится нежнее, любовь ему не чужда, как он думал раньше.
- Кто бы мог подумать! Кажешься таким безобидным малым, а на деле - петух, готовый сунуться в драку. - удивлялся Кай.
Дельфин надувает губы и становится похож на маленького обиженного ребёнка.
- Они назвали меня геем. Должен же я был защитить себя. Вот ещё не выслушивал оскорбления от каких-то придурков, которые в свои 25-26 лет всё ещё сидят у мамочки на шее и как в шестнадцать лет выпрашивая у неё денег на пиво и сигареты.
Черноволосый ухмыляется, обнажая чуть выдвигающиеся заострённые глазные зубы.
- Конечно, ты вовсе не гей. Как им в голову такое вообще пришло, - глаза Кая так и искрятся наглостью и невероятной лаской. Он чуть наклоняется и пальцами, едва коснувшись подбородка Дельфина, притягивает его личико к своему. Ресницы Дэля, вздрогнув от волнения, взлетают вверх, обнажая лучистые глаза мальчика.
Я даже понять не могу, кто кого поцеловал: Дельфин Кая или Кай Дельфина.

@темы: думы тяжкие, Записки мудака

03:08 

О том, как сильно я её люблю.

Чувствую себя потерянной и сломленной, ни на что не годной и нуждающейся. И если бы не помощь мамы, пускай и по телефону, я бы вряд ли перестала рыдать в голос. Так бы и стонала и всхлипывала, захлёбывалась крокодильими слезами, избивала бы кулаками ни в чём не виноватую подушку. Нужно снова привыкать к одиночеству и стать независимой от этих девушек, что лезут прямо в душу, греют некоторе время твоё сердце в своих ладонях, а потом выбрасывают на асфальт, не думая даже о продаже органа. ИДИ К ЧЁРТУ, СЛЫШИШЬ?

"Ты невыносима. Ты любить не умеешь, и долго тебя такую ни одна девушка терпеть не сможет".

@темы: Записки мудака, От кого-то обо мне, думы тяжкие

21:36 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:51 

Пару слов о неземной.

Хрустальная ваза, наполненная мятными карамельками вперемешку с мармеладом в сахаре, всегда была набита сластями до верха; мне иногда даже казалось, что каждый раз, когда я брала конфету из этой вазы, то хозяйка квартиры тут же незаметно от моих глаз ловко и проворно закидывала в неё ещё одну, дабы не нарушить баланс, словно в этой вазе должно быть строго то количество карамели и мармелада, сколько она когда-то положила туда. Быть может, эта хрустальная ваза чудесно бы переливалась при солнечном свете, заиграла бы бликами, засверкала отделанным узором, а разноцветные конфеты придавали бы узору цветочную яркость, словно вся ваза - это совершеннейший самородок из драгоценных камней, но я этого никогда не видела, даже летом, когда от солнца некуда было деться, оно казалось злом, висящем в небе и палящем так нещадно, оно никогда не заглядывало в окна её холодной квартиры. Здесь всегда царит таинственный голубоватый свет и свежая прохлада, можно подумать она законсервировала себе в большие пятилитровые банки свежего горного воздуха и выпускает его в свою маленькую квартиру перед каждым моим визитом.
- Мне неимоверно повезло - жить в настоящей охотничьей избушке посреди леса, быть непрошеным гостем в нетронутой человеком природе, среди высоких елей, чей хвойный аромат сливался с ароматом росы, от недавно прошедшего дождя, а чего только стоил вид на озеро, - она прижала колени к груди и накрыла их тонкой кружевной шалью, - потрясающий вид, глаза не знали за что уцепиться, вода сверкала так, что слепило глаза, а птичье пение радовало слух. Помню, как дед однажды пришёл с рыбалки, ходил на то самое сверкающее озеро, принёс в дом полное ведро выловленной рыбы, она даже всё ещё билась, раздувала свои жабры, мне было и жутко и интересно одновременно, ребёнком была как-никак. В тот день на берегу озера он нашёл чей-то клык, дед сказал, что он принадлежит волчьей пасти, и что он наверняка бы хорошо смотрелся на моей шее. Он долго в тот вечер возился с клыком, шлифовал его, покрывал несколько раз лаком, проделал посередине маленькое отверстие и просунул в него тонкий кожаный шнурок, а потом он подарил мне этот подарок - повесил на шею, торжественно приподнимая подбородок к верху. Я чувствовала себя дочерью викинга, распускала волосы, натягивала сверху шкуру и бегала вокруг избушки, представляла, как тот самый волк бежит за мной, жаждет мести и расправы, но меня бы он никогда в жизни не догнал.

@темы: думы тяжкие, Записки мудака

17:34 

Так всегда: находя что-то, ты обязательно что-то потеряешь. Я много чего потеряла, и я сейчас вовсе не о потрерянных за неделю телефоне, рукавицах, серёжке и стипендии. Я сейчас о более важных вещах - о доверии. Не хочу оправдываться, пытаясь добавить сахара слащавых слов в горький кофе сложившейся ситуации, но и пить горький кофе тоже уже нет сил, приходиться кривить лицо в гримасе отвращения.

@темы: Записки мудака, думы тяжкие

02:47 

Когда психолог предложила свою помощь, сказала: "Быть может, ты придёшь ко мне, и мы поговорим, попробуем понять откуда это тревожное состояние?", мне вдруг резко стало не по себе, сомнение поскребло мне по спине своим острым ногтем. Всё ли в порядке?

@темы: думы тяжкие

Совиные истории

главная