Yuu Fukurou
Хрустальная ваза, наполненная мятными карамельками вперемешку с мармеладом в сахаре, всегда была набита сластями до верха; мне иногда даже казалось, что каждый раз, когда я брала конфету из этой вазы, то хозяйка квартиры тут же незаметно от моих глаз ловко и проворно закидывала в неё ещё одну, дабы не нарушить баланс, словно в этой вазе должно быть строго то количество карамели и мармелада, сколько она когда-то положила туда. Быть может, эта хрустальная ваза чудесно бы переливалась при солнечном свете, заиграла бы бликами, засверкала отделанным узором, а разноцветные конфеты придавали бы узору цветочную яркость, словно вся ваза - это совершеннейший самородок из драгоценных камней, но я этого никогда не видела, даже летом, когда от солнца некуда было деться, оно казалось злом, висящем в небе и палящем так нещадно, оно никогда не заглядывало в окна её холодной квартиры. Здесь всегда царит таинственный голубоватый свет и свежая прохлада, можно подумать она законсервировала себе в большие пятилитровые банки свежего горного воздуха и выпускает его в свою маленькую квартиру перед каждым моим визитом.
- Мне неимоверно повезло - жить в настоящей охотничьей избушке посреди леса, быть непрошеным гостем в нетронутой человеком природе, среди высоких елей, чей хвойный аромат сливался с ароматом росы, от недавно прошедшего дождя, а чего только стоил вид на озеро, - она прижала колени к груди и накрыла их тонкой кружевной шалью, - потрясающий вид, глаза не знали за что уцепиться, вода сверкала так, что слепило глаза, а птичье пение радовало слух. Помню, как дед однажды пришёл с рыбалки, ходил на то самое сверкающее озеро, принёс в дом полное ведро выловленной рыбы, она даже всё ещё билась, раздувала свои жабры, мне было и жутко и интересно одновременно, ребёнком была как-никак. В тот день на берегу озера он нашёл чей-то клык, дед сказал, что он принадлежит волчьей пасти, и что он наверняка бы хорошо смотрелся на моей шее. Он долго в тот вечер возился с клыком, шлифовал его, покрывал несколько раз лаком, проделал посередине маленькое отверстие и просунул в него тонкий кожаный шнурок, а потом он подарил мне этот подарок - повесил на шею, торжественно приподнимая подбородок к верху. Я чувствовала себя дочерью викинга, распускала волосы, натягивала сверху шкуру и бегала вокруг избушки, представляла, как тот самый волк бежит за мной, жаждет мести и расправы, но меня бы он никогда в жизни не догнал.

@темы: думы тяжкие, Записки мудака