03:25 

Yuu Fukurou
Вторник, 13 ноября/Среда, 14 ноября 2012
22:54/01:04
Некролог.

Ещё пребывая в младшем школьном возрасте психологи, к услугам которых прибегала озабоченная моим «неустойчивым психическим состоянием» мать, все в один голос утверждали, что её опасения возникли отнюдь не на пустом месте, подтверждая диагноз, о котором она читала в книгах по общей психологии и который так часто вбивала в поисковике интернет-браузера. Синдром Котара. Думаю, это стоит пояснить; синдром Котара — психическое расстройство, разновидность аутизма, при котором больному кажется, что он уже умер, что сердце его давно уже не бьётся, а органы и подавно перестали работать. Хотя, лично я уверен, что скорее моя мать больная каким-то психическим расстройством, например, повышенной активностью или неврозами. Ей словно места нигде нет, мечется по всей квартире, что-то постоянно убирает, вытирает, готовит, перебегает из магазина в магазин, волоча за собой огромные пакеты с продуктами, нагружает машину этими пакетами и на всех парах мчится на занятия йогой, оттуда сразу же в кафе, где ждёт её подруга, чтобы поделиться свежими сплетнями, час-полтора спустя она галопом несётся домой, чтобы приготовить своей любимой семье ужин и снова: убирает, вытирает, подметает и так до бесконечности. Одна неприметная пылинка наводит на неё суеверный ужас: морщина на лбу становится глубже, прорезая лоб словно на две половины, скулы вдруг становятся отчётливее, губы поджимаются, словом, все лицевые мышцы приходят в напряжение; какое-то время она сверлит взглядом эту пылинку, а затем, едва ли не скрипя зубами, смахивает салфеткой себе на ладонь, крепко сжимает кулак, словно поймала бабочку, и выбрасывает невидимку в мусорное ведро. И только тогда, когда сие действие завершено, она оглядывает свои владения, проверяет глазом-сканером квартиру и, убедившись, что на сей раз всё чисто, она может позволить своим мышцам расслабиться, а себе разрешает заняться своими делами.
В отличии от матери, отец считает, что со мной всё в порядке и что услуги психологов — пустая трата денег, лишние расходы на несуществующие проблемы. Он убеждён, что я самый большой лентяй на планете, поэтому практически каждый день во время нашего семейного ужина я выслушиваю тирады о том, что он ждёт-не дождётся, когда меня призовут в армию, чтобы там мне выбили всю дурь из башки и сделали настоящим мужчиной. «Это здесь с тобой мать сюсюкается, как с грудным младенцем, бегает за тобой и сопли подтирает, слёзы льёт, какой ты необычный мальчик, мол, подход к тебе нужен какой-то особенный. А ты и готов всю жизнь играть эту роль тупого молокососа, изображая из себя психически больного! Ты вот мне скажи, ты хоть чем-нибудь увлекаешься? Есть хотя бы какое-нибудь занятие, которое пришлось бы тебе по душе, кроме как валяться на кровати, плюя в потолок?» - отец тычет вилкой в отбивную и бросает гневные взгляды то на меня, то на мать, та в свою очередь, как первоклассница подскакивает на своём месте и лопочет что, у нас всё-таки семейный ужин, который должен нас объединять, а не ссорить. Однако встретившись с очередным отцовским взглядом быстро замолкала и, уставившись в свою тарелку, продолжала трапезу. Обычно после этого ты заканчиваем ужин в молчании под тяжёлой тучей недопонимания и злобы. Не самая чудесная атмосфера, еда прямо просится вывалиться наружу, так и не добравшись до кишечника.
Только что закончился один из таких же традиционно семейных ужинов, после которых хочется поскорее закрыться в своей комнате и повесить на дверь огромный медный замок, чтобы не дай бог кто-нибудь зашёл в комнату. Дёргаю компьютерную мышь и на снова осветившемся мониторе сворачиваю браузер, создаю новый текстовый документ. И вот на открывшемся окне белый лист. Я смотрю на этот белый лист и мне так и хочется его замарать, он настолько белый и пустой, что меня это начинает раздражать. Не знаю, что на меня находит, но иногда у меня иногда просыпается жгучая ненависть ко всему светлому, простому, прекрасному и невинному. Белые лилии приобретают отвратительный запах, ванильный зефир кажется горьким, хуже репы, а светловолосые наивные и нежные девушки словно так и просят, чтобы с ними грубо обращались. Вернёмся к белому листу текстового редактора. Сегодня, я напишу сам себе о себе же. Я начинаю писать крупным жирным шрифтом ровно посередине: «Некролог».
« (Моё имя), годы жизни: 13 мая 1994 года — 24 ноября 2012года.
Он даже ещё не успел родиться, как тут же состарился и умер, хотя никто этого не заметил, оставив существовать живым мертвецом. Всю жизнь его тягали в разные стороны, мать порхала вокруг него, словно бабочка,отец же, напротив, твердил, что только физический труд важен, одноклассники/одногруппники тыкали пальцем и округляли глаза в ужасе, встречаясь с его пустым взглядом. Никому не будет приятно смотреть на полуживой кусок мяса. Он приносил людям только тоску, озабоченность, либо пугал. За одной партой с этим человеком даже находиться было трудно, зловонный трупный запах вряд ли он кому-нибудь придётся по душе. Он мог бы хорошо учиться или великолепно играть на фортепиано, отличиться в бейсболе или просто быть душой компании, курить травку и быть испорченным мальчиком, который бы мог трогать грудь девушек и те бы не оказывали никакого сопротивления, пропуская даже его руку между их упругих бёдер, мог бы напиваться вдрызг, драться, не появляться дома сутки, а потом огребать от злых и обеспокоенных родителей, бить стёкла, разжигать костры, стать выдающимся художником, но вместо всех этих возможностей, он провёл отведённое ему время на смерть, которая длилась 18 лет. Пусть земля ему будет пухом, обретёт его заблудшая душа спокойствие да Божью благодать.»
И даже если тело моё сожгут, мне всё равно терпеть мучения.

@темы: Записки мудака

URL
   

Совиные истории

главная